15:08 МСК

Магдеевы проиграли многомиллионные иски в Лондонском суде и остались должны

Высокий суд Англии и Уэльса отказал бизнесмену Рустэму Магдееву в удовлетворении иска к предпринимателю Дмитрию Цветкову на сумму 10 миллионов долларов по делу о ювелирном бутике Graff, сообщает «Лента.ру». Произошло это 14 февраля 2020 года, но полное решение было опубликовано на сайте Коммерческого суда Лондона только на минувшей неделе. «Лента.ру» проанализировала содержание документа, из которого можно почерпнуть много интересных фактов о методах ведения бизнеса Рустэмом Магдеевым.

История о разрыве доверия между двумя очень близкими друзьями казалась очень простой до тех пор, пока участники процесса не начали давать свидетельские показания. В течение трех недель в январе и начале февраля 2020 года дело рассматривала судья Высокого суда Англии и Уэльса Сара Кокерилл. Кстати, она уже вела резонансные дела с участием россиян. Например, претензии иностранных инвесторов к бывшим владельцам «Промсвязьбанка» Дмитрию и Алексею Ананьевым, а также спор вокруг «Трехгорной мануфактуры». Теперь ей предстояло решить, должен ли Дмитрий Цветков погасить сумму в 10 миллионов долларов, предоставленную ему бывшим другом Рустемом Магдеевым для развития сети бутиков Graff. Это дорогостоящий бренд ювелирных украшений, основанный как семейный бизнес британским миллиардером Лоренсом Граффом в 1960 году.

История алмазного бизнеса Дмитрия Цветкова началась в декабре 2011 года, когда генеральный директор Graff Франсуа Графф, с которым бизнесмен был хорошо знаком, согласился предоставлять Дмитрию Цветкову большие фиксированные скидки на всю продукцию его компании (50 процентов для ювелирных изделий и 37,5 процента для предметов, содержащих сертифицированные GIA белые бриллианты). Благодаря этому бизнесмен перепродавал драгоценности своим клиентам с хорошей прибылью.

В середине 2013 года инвестором Дмитрия Цветкова в ювелирном бизнесе стал его друг Рустэм Магдеев. Они познакомились через отца супруги бизнесмена в 2009 году. 7 июня 2013 года компания Рустэма Магдеева Bronzeway Holdings Limited и Hegir Capital Management Limited, принадлежавшая Цветкову, заключили первое инвестиционное соглашение, в соответствии с которым Bronzeway одолжил Hegir 2 миллиона долларов. На эти деньги бизнесмен учредил в Объединенных Арабских Эмиратах (ОАЭ) компанию, известную как EK Diamonds DMCC (Equix Dubai), которая в 2014 году официально начала торговать ювелирными изделиями, изготовленными Graff. Еще один инвестор появился у Equix Dubai в октябре 2014 года. Им стал хороший знакомый Рустэма Магдеева Эмиль Гайнулин, которого тот представил Цветкову. По сути, он стал теневым 50-процентным партнером в бизнесе Equix Dubai.

Кульминацией их совместного бизнеса стало открытие в гавани Лимасола на Кипре ювелирного бутика Graff. Инвесторы закупили товар на сумму 23,5 миллиона фунтов стерлингов до открытия магазина и затем продолжили покупать у Graff ювелирные изделия.

Открытие бутика Graff в Лимасоле. На фото слева на право: Франсуа Графф, Дмитрий Цветков, президент Кипра Никос Анастасиадис.

Изначально бизнес шел так хорошо, что руководство Graff готово было дать своим партнерам еще одну франшизу на открытие нового магазина в Вене. Однако в 2016 году российские инвесторы рассорились друг с другом. В декабре 2017 года Рустэм Магдеев подал иск в Высокий суд Лондона. Он утверждал, что его бывший друг не выплатил займы на сумму 12,1 миллиона фунтов. Дмитрий Цветков отрицал какие-либо обязательства и во встречном иске утверждал, что у Рустэма Магдеева появились финансовые трудности, вот он и решил срочно выйти из бизнеса и получить деньги таким способом.

Рустэм Магдеев тогда потребовал от Дмитрия Цветкова займ на основании соглашения от 2014 года между ним и компанией EK Diamonds DMCC из ОАЭ, принадлежащей Эмилю Гайнулину. В этом соглашении Дмитрий Цветков выступал в качестве гаранта. Впоследствии к иску присоединился сын Магдеева Эрнест. Кроме того, Рустэм Магдеев хотел получить от Дмитрия Цветкова 5 миллионов евро по договору займа, связанному с инвестициями в кипрскую компанию Equix Group Ltd. Ранее исполнительный директор сети Graff Франсуа Графф доверил управление кипрской франшизой Дмитрию Цветкову.

Высокий суд Лондона в конце 2019 года отказал в удовлетворении этого иска и обязал отца и сына Магдеевых выплатить Цветкову расходы в размере 36 тысяч фунтов стерлингов и компенсировать другие траты, сумма которых может дойти до несколько сотен тысяч фунтов. К тому же Высокий суд Лондона отказал Эрнесту и Рустэму Магдеевым в дальнейшей апелляции. «Вместо того чтобы совместно развивать бизнес, исполнять взятые на себя обязательства и следовать договоренностям, мой бывший товарищ и деловой партнер Рустэм Магдеев принял решение заняться своего рода шантажом, целью которого должен был быть выкуп его инвестиций в бизнес по сверхзавышенной цене, — комментировал тогда «Ленте.ру» итоги процесса Дмитрий Цветков. — У него это не получилось, не получается и не получится! Он принял решение судиться — в Лондоне, в Лимасоле — никаких проблем — будем судиться! Но для меня очень важно понимать, что первый из этих процессов окончился в мою пользу!»

Проиграл Магдеев и второе дело. Часть соглашений между партнерами была заключена в устной форме, часть — в письменном виде. Их суть сводилась к тому, что деньги, вложенные Магдеевым в бриллиантовый бизнес, возвращались ему в виде заработной платы по трудовому договору в ОАЭ, как оказалось, фиктивному. Претензии имеются, а кредитного договора нет. Истец говорил, что не оформил сделку на бумаге, поскольку доверял своему партнеру и якобы считал ответчика чуть ли не членом своей семьи.

То есть соглашение было крайне размытое. Рустэм Магдеев согласился предоставить 10 миллионов долларов компании Equix Dubai на три года. Этот кредит был гарантирован Дмитрием Цветковым — опять же при обстоятельствах, которые вызвали у суда много вопросов. Почему, например, в соглашении предусматривалось беспроцентное кредитование? И для чего Equix Dubai наняло Рустэма Магдеева по трудовому договору?

Соглашение о трудоустройстве было заключено одновременно с предоставлением средств и предназначалось для того, чтобы стать инструментом, с помощью которого Equix Dubai выполнит свое обязательство по выплате Рустэму Магдееву. Дмитрий Цветков на суде заявил следующее: «Взамен и для учета процентов по кредиту господину Магдееву будет предложена работа в Equix Dubai с общей зарплатой в 16 425 000 дирхамов в течение трехлетнего периода». В своих письменных показаниях Рустэм Магдеев объяснил: «Заработная плата по трудовому договору была рассчитана таким образом, чтобы обеспечить возврат 15 процентов годовых по ссуде в 10 миллионов долларов по согласованной ставке USD / AED 3,65» (доход в размере 15 процентов эквивалентен 5 475 000 дирхамов в год). Помимо фиктивной зарплаты, были и другие платежи Магдееву.

В результате судья пришла к выводу, что, несмотря на требования Рустэма Магдеева о погашении займа, «почти весь кредит в размере 10 миллионов долларов был возвращен господину Магдееву на основе «принятых» платежей». Общая сумма составила 9 миллионов 786 тысяч 885 долларов. А от выплаты оставшейся части бизнесмен отказался. Судья отметила, что «Цветков был более впечатляющим и заслуживающим доверия свидетелем, чем господин Магдеев».

Впрочем, ценность судейского решения даже не столько в победе Дмитрия Цветкова, которая была очевидна для наблюдателей, сколько в озвученной в ходе заседаний информации о бизнесе Рустема Магдеева, его методах работы и партнерах.

Ближний круг

«Трудовое соглашение (с Магдеевым — прим. «Ленты.ру») не было настоящим трудовым договором и у господина Магдеева не было никаких реальных обязанностей или обязательств по нему», — пожалуй, главный вывод, который сделала судья. По ее мнению, причина, по которой оно было заключено, по-видимому, заключалась в том, что трудовое соглашение было необходимо для получения рабочей визы ОАЭ для господина Магдеева.

Противоречило ли это закону ОАЭ? Конечно. Соглашение о трудоустройстве предусматривало «изменение правды в документе после его исполнения в связи с тем, что он был разработан / предназначен». Тот факт, что выплаты «заработной платы» в соответствии с Соглашением о трудоустройстве Рустэма Магдеева на самом деле не являлись выплатами «заработной платы» (как это обычно делается), представляет собой изменение истины. То же самое относится и к тому факту, что никаких трудовых отношений на самом деле не было задумано. А это, по сути, может трактоваться, как подделка документов, и является преступлением по статье 222 Уголовного кодекса ОАЭ.

Почему Магдеев сознательно нарушил Уголовный кодекс ОАЭ, можно только догадываться. Ряд СМИ высказал предположение, что задачей было скрыть доход от истинного хозяина денег, которыми распоряжался Магдеев. Если основным теневым инвестором бизнеса Equix оказался Эмиль Гайнуллин, то конечным бенефициаром со стороны Магдеева может быть глава Татарстана.

Одна из персон, которая упоминалась в ходе судебных разбирательств, некий господин Юсупов, которого Магдеев привел на встречу с Цветковым в Лимасоле, когда решил выйти из бизнеса и потребовал от Цветкова выкупить его долю. «17 мая 2017 года состоялась встреча между господином Магдеевым, господином Цветковым и господином Юсуповым. Господин Юсупов был, по-видимому, деловым партнером господина Магдеева, который действовал в качестве посредника, заявив, что он был там для урегулирования конфликта между господином Магдеевым и господином Цветковым. На встрече обсуждалось, что господин Магдеев должен покинуть Graff, а господин Цветков вернуться в него», — говорится в решении суда. Если разобраться, кто есть кто, то понятно, что британская юридическая формулировка скрывает понятный любому российскому бизнесмену процесс «переговоров» с участием криминального авторитета.

Казанский портал «Бизнес Online» называет Радика Юсупова по кличке Дракон лидером организованного преступного сообщества «Севастопольские». Эта группировка известна не только в Татарстане, но и по всей России с конца 1980-х. В 2008 году Юсупов был задержан сотрудниками УБОП в рамках расследования серии уголовных дел, связанных с убийствами в ходе активной фазы криминальной войны в Татарстане в 1992-1996 годах.

По данным правоохранительных органов, в борьбе за передел сфер влияния севастопольские совершили 20 убийств и три покушения на убийство. Люди Дракона похищали и пытали людей, а также совершили серию других тяжких преступлений. Объем следственных материалов составил 76 томов по 250-300 страниц, из которых восемь — это обвинительное заключение.

При этом Радик Юсупов, давший признательные показания по большинству эпизодов, провел за решеткой лишь несколько лет. В 2015 году — незадолго до скандала вокруг Graff — он вышел на свободу по процедуре условно-досрочного освобождения. Вскоре Юсупов отправился на Кипр, где по приглашению Магдеева принял участие в переговорах по Graff. Кстати, Polit.ru опубликовал полетный лист бизнес-джета, вылетевшего из Внуково в Ларнаку, подтверждающий, что вместе с Магдеевым этим же рейсом летел Радик Юсупов. Интересно, а о чем думал казанский бизнесмен Магдеев, привлекая для переговоров с партнерами по поводу респектабельного бизнеса с Graff Diamonds судимого за убийства лидера ОПГ?

В суде Рустэм Магдеев давал показания на русском, сославшись на то, что не знает английского. Но, вероятно, и с русским у «пацана из Казани», как себя называет Магдеев, проблемы, если слово «переговоры» трактуется им исключительно как «разборки».

Длинный шлейф

История с Graff не первый и не последний скандал, участником которого оказался Рустэм Магдеев. Давняя, уже забытая, скандальная история была связана с незаконной приватизацией 1,5 гектара земли Минобороны в Приволжском районе в 2012 году. Но там Магдеев действовал в «группе лиц», да и полтора гектара — мелочь в свете недавних «переговоров» казанского бизнесмена. В апреле 2018 года электронная газета «Версия» писала, что глава НПО «ОКБ имени Симонова» Александр Гомзин сообщил о попытке захвата ОКБ в Службу контрразведки ФСБ и администрацию президента.

«По его словам, атаку на предприятие инициировал известный бизнесмен Рустэм Магдеев, которого в Татарстане считают «кошельком» главы республики Рустама Минниханова. (Рустэм Магдеев — бывший советник главы республики — прим. «Ленты.ру»). Если верить Гомзину, человек Минниханова потребовал от него выкупить принадлежащие республике акции конструкторского бюро с целью дальнейшей перепродажи структурам Магдеева. Гендиректору ОКБ пригрозили, что в случае отказа у него начнутся проблемы во взаимоотношениях с государственными органами и силовыми структурами Татарстана. Судя по всему, в итоге часть акций ОКБ имени Симонова оказалась в руках аффилированной с Магдеевым компании, а далее последовали попытки последнего установить полный контроль над оборонным предприятием», — сообщало издание.

Бывший советник Рустама Минниханова может быть связан и с компанией разработчиком тестов на коронавирус «Смартлайфкеа». Как писала «Новая газета», Департамент здравоохранения Москвы 14 марта заключил контракт с единственным поставщиком на покупку портативных лабораторий и тестов коронавируса COVID-19. Это выяснил Центр антикоррупционной политики (ЦАП) партии «Яблоко».

У «Смартлайфкеа» нет ни сайта, ни телефона. Ее уставный капитал всего 10 тысяч рублей. Единственный учредитель и директор — Зайнуллин Рамиль Хатямович. Он числится учредителем еще в пяти других компаниях. Среди них компания «Эйдос», которая, судя по сайту, занимается производством медицинских манекенов-симуляторов. По условиям контракта с ООО «Медпромресурс», фирма должна поставить 56 портативных мини-лабораторий для экспресс-диагностики COVID-19 по 750 тысяч рублей за штуку и 100 тысяч наборов для выявления РНК коронавирусов SARS-CoV-2 по 1 500 рублей за штуку.

Сам господрядчик «Медпромресурс», по данным реестра юридических лиц, принадлежит двум другим компаниям К.К. Мирай Дженомикс (вероятно, речь идет о K.K. Mirai Genomics) и ООО «Генетические технологии». Основной бенефициар «Генетических технологий» — Козлов Алексей Юрьевич.

О том, что неизвестная японская компания Мирай Дженомикс ведет совместный проект с правительством Татарстана, писал в сентябре прошлого года «Собеседник». Компания участвует в производстве чипа диагностики гриппа LifeRing. Такой же товарный знак зарегистрирован на «Смартлайфкеа». Об эффективности приборов сведения отсутствуют, как и об их характеристиках.

Российские партнеры японцев — татарстанское ООО «ФармМедПолис РТ» с символическим уставным капиталом в 100 тысяч рублей было создано по поручению президента республики в 2018 году. 50 процентов компании принадлежат экс-министру здравоохранения Республики Татарстан Рамилю Хабриеву, который с 2011 по 2015 годы возглавлял «РУСАДА» и был причастен к допинговым скандалам и отстранению наших спортсменов от Олимпиады.

Другие 50 процентов «ФармМедПолис РТ» находятся в руках Рустэма Магдеева. Он же является председателем совета директоров данной компании, которая без конкурса получила в управление крупнейший в Республике Татарстан выставочный комплекс «Казань-Экспо». По данным сервиса «Картотека.ру», помимо ООО «ФармМедПолис РТ», Рустэм Магдеев является соучредителем еще пяти ООО, занимающихся грузовыми железнодорожными перевозками, покупкой и продажей, арендой и управлением недвижимостью, консультированием по вопросам коммерческой деятельности и управления.

Источник: https://lenta.ru/articles/2020/05/07/grraff/

Поделиться: